lelavadee (lelavadee) wrote,
lelavadee
lelavadee

Мам, я уже взрослая... я даже в шапке.

Внезапно я осознала, насколько я взрослая.
Шесть лет прошло, как умерла мама.
Насте было четыре года тогда, в 2012 году, а сейчас почти десять.
Удивительно, но Настя хорошо помнит и дядю Борю (это брат моей мамы), и тетю Валю (жену брата).
И голубей-кошек-кур-коз-кроликов, и лес, и деревенский дом - хотя не видела их больше шести лет.
Шесть лет без сметанного пирога на Новый год.
Шесть лет без: "Мам, привет! Ты представляешь..."
Я теперь умею так много. Решаю так много. Владею столь многим. Потеряла так много...
Но я до сих пор помню ощущение от этих детских розовых сапожек, одетых на босую ногу.
На сапоге сбоку было нарисовано белое яблоко.
В них было очень странно ходить по мокрой, пружинящей траве.
Лес был большим, события загадочным: вчерашние цветочки стали колючками, вчерашние головастики из луж - лягушками, вчера мама была добрая - сегодня сердится.
Это все явления одного порядка. Вода из глубокого ведра, разлитая на пол, стала тонкой. Виниловая пластинка, оставленная на солнце - горбатой.
И куда-то пропали головастые птенцы с желтыми клювами из гнезда, найденного в траве. Может быть их съела кошка?
А теперь нет и девочки, которая больше всего на свете любила играть с травами в "петушок-курочка". Есть я.

Настя мне долго плакала перед сном: "Мама, не умирай! Обещай, что никогда не умрешь!"
Мне в детстве не был знаком страх потери, я знала, что мама - вечна. Мама - навсегда.
Настя, кажется, знает и понимает больше, чем я тогда.
Что мне было ответить дочери?
Я сказала: "Я никогда не умру. Я всегда буду рядом. Пока я тебе нужна, я буду с тобой."

603988


Мам, я в шапке.
Я сама ее надела, потому что на улице снег. И даже не сняла за углом. Представляешь, какая я теперь взрослая!

Я хорошо кушаю. Иногда слишком хорошо - пора бы остановиться. Кстати, мои друзья-филологи прочтут это "кушаю" и отпишутся от меня. Но ты все равно не знаешь этих друзей.

С оценками все в порядке. Один раз было пятнадцать тысяч лайков в четверти за сочинение о Пушкине, у меня его многие списали.

И в комнате теперь порядок. Просто вдруг оказалось, что жить в грязи неприятно, а искать трусы по полчаса - трудозатратно. Теперь мы с пылесосом регулярно вальсируем по квартире и смотрим на снег за окном. А когда я перестану бояться восстания машин, куплю робот-пылесос и назову его Павел.

Я многому научилась. Готовить, например - это из простого. Еще я теперь умею разводиться, искать съемные квартиры, увольняться в кризис, выбирать подруг так, чтобы не плакать из-за них, воспитывать детей так, чтобы они не плакали из-за меня.

Кстати, помнишь, я все боялась, что у меня не проснется материнский инстинкт? Проснулся. И спать перестала уже я...

Зато я теперь тебя понимаю. Понимаю, но не анализирую. Говорят, это тоже часть взрослости - беречь родителей вместо того, чтобы их бесконечно анализировать. Беречь, ценить, звонить, поменьше жаловаться и почаще говорить, что у тебя все хорошо, раз уж есть человек, для которого это самая главная новость и радость.

Я помню, как раньше было просто. Мама разрешила-мама не разрешила. Раз-решила - то есть, приняла решение на себя, освободила от ответственности.

Теперь я все решаю сама, а к тебе езжу, чтобы побыть маленькой, выспаться и почувствовать, будто 36 лет - тебе, а мне только 9, и можно снова идти без шапки под снегом, ловить языком снежинки и чувствовать себя в безопасности.
Подольше бы.



Комментарии отлючены. Что тут скажешь...
Tags: автобиография
Subscribe
Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.
Comments for this post were disabled by the author